Точку зрения российских производителей тарного картона на проблематику роста цен и перспектив рынка гофроупаковки излагает начальник управления по продажам и маркетингу Архангельского ЦБК

Алексей Постников
начальник управления по продажам и маркетингу Архангельского ЦБК

Точку зрения российских производителей тарного картона на проблематику роста цен и перспектив рынка гофроупаковки излагает начальник управления по продажам и маркетингу Архангельского ЦБК. Интервью опубликовано на интернет-ресурсе Бумпром.ру.

— Алексей Игоревич, не секрет, что в отношениях между производителями и поставщиками тарного картона и их потребителями — представителями бизнеса в области гофроупаковки, — порой возникают определенные трения по вопросам цен, качества и объемов сырья. Иногда эти дискуссии временно затухают, но потом вновь обостряются. Обычно это обострение следует за новым витком роста цен на тарный картон. Как бы Вы прокомментировали современную ситуацию на российском рынке гофроупаковки и сырья для ее производства?

— Для начала я хотел бы напомнить о том, что Архангельский ЦБК не только вырабатывает тарный картон, но часть его самостоятельно перерабатывает в собственном гофроцехе. По тому картону, который поступает в продажу на сторону, мы оперируем как на внутреннем рынке РФ, так и на зарубежных рынках. Кроме того, у дочерней компании Архангельского ЦБК — ОАО «Архбум», — с 2002 года действует собственное крупное производство гофротары в подмосковном Подольске. Оно, кстати, строилось полностью с нуля. Поэтому мы можем рассмотреть проблему шире, чем видят ее «узкоспециализированные» игроки, занимающиеся только гофроупаковкой и не имеющие собственных мощностей по тарному картону. Они ведь смотрят только со своей частной колокольни, не желая вникать в проблемы производителей сырья, мы же, как многопрофильный комбинат, знаем ситуацию и с точки зрения продавца гофроупаковки, и с точки зрения продавца сырья.

Понятно, что проблема цен на сырье для гофрокартона является наиболее волнующей и острой для любой гофрофабрики, коль скоро на тарный картон приходится 60-70% в структуре производственных издержек. А конкуренция в сегменте гофроупаковки очень острая, причем борьба среди производителей гофротары ведется преимущественно за счет ценового фактора. В любом бизнесе есть такое понятие, как «цена входного билета», и в сегменте гофроупаковки эта цена оказалась достаточно низкой, в то время как привлекательность сегмента была достаточно высока. Если, например, сравнить 2008 год и 2004 год, то за этот период в стоимостном выражении объем рынка гофропродукции в России удвоился. Однако за счет чего произошло это удвоение? На 2/3 — за счет увеличения физического объема выпуска гофроупаковки, и только на 1/3 — за счет роста цен. То есть за 5 лет отпускные цены на гофроупаковку в России выросли всего на 30-35% — сравните эту величину с официальным размером инфляции за тот же период или с любой другой товарной группой. Почему так произошло? Потому что если для монтажа новой современной картоноделательной машины необходимы кап.вложения в размере порядка 150 млн. евро, и плюс еще столько же потребуется вложить в инфраструктуру, и плюс несколько лет уйдет на строительно-монтажные работы, то небольшой гофроагрегат китайского производства по стоимости сопоставим с легковой иномаркой, а смонтировать его можно буквально в каком-нибудь сарайчике. Что, собственно, в России и произошло: новые гофропроизводства разрослись как грибы, и каждый пошел искать себе клиентов. А чем он может привлечь клиента, которого ежедневно атакуют скопом десятки таких же альтернативных поставщиков гофроупаковки? Ценой, и только ценой.

— А как вообще происходило развитие рынка гофроупаковки в России?

— Развитие рынка гофроупаковки в России вообще происходит нерасчетливо и хаотично. Яркий тому пример — Ленинградская область. Крупный, активно развивающийся экономический кластер, центр обширного Северо-Западного региона РФ. Вплоть до 2007 года он был недостаточно охвачен гофроиндустрией: фактически, из более-менее крупных производителей в регионе присутствовали только завод Kappa и небольшая фабрика «Илим Гофра». Большую часть потребляемого гофрокартона в регионе была привозной: к примеру, Архангельский ЦБК активно вел продажи потребителям из Северо-Западного округа.

Но в конце 2007 — первой половине 2008 гг. практически одновременно вступили в строй сразу несколько крупных гофрофабрик в Ленинградской области: ГОТЕК (мощностью 180 млн. кв.м. в год), Илим Гофропак (140 млн. кв. метров), Вереск-1 (140 млн. кв. м.), Рэмос-Альфа (60 млн. кв.м.). Их суммарная мощность чуть ли не вдвое превышала потребность региона в гофроупаковке. Разумеется, остро стал вопрос борьбы за клиентов, набора портфеля заказов, загрузки мощностей... Кто-то, обладавший меньшим запасом финансовой устойчивости, в результате стал банкротом (Вереск-1). Остальные не могут позволить себе повышать цены на гофротару в случае роста цен на сырье, так как боятся ухода клиентов к конкурентам... Но виноваты ли в этом ЦБК — производители тарного картона? Разве мы заставляли кого-то наперегонки строить все эти избыточные мощности?

— Касательно последнего роста цен на тарный картон...

— Вот если бы рост цен на тарный картон происходил только в России и не отмечался больше нигде на мировых рынках, то было бы одно дело. По факту же, в 2010 году на протяжении всего года идет рост цен на картон именно на мировых рынках. Так, только за первую половину 2010 года на 20% увеличила отпускные цены на картон и гофрокороб корпорация Smurfit Kappa Group. Вслед за ней цены повысили группы International Paper, Hamburger, Mondi, SCA, Europac, M-Real и другие. В августе 2010 года практически все ведущие производители синхронно объявляют очередное повышение цен на тарный картон с сентября в размере 50-60 евро/т. Существенные повышения цен (на 10-12%) объявлены также на коробки из гофрокартона и гофротаре. Предыдущее повышение цен имело место в июле.

Мы как производитель и продавец можем выбирать, продавать ли продукцию покупателям из России или из-за рубежа. Архангельский ЦБК в своей политике последовательно отдает предпочтение российским покупателям, доля экспорта в наших продажах тарного картона за последние 5 лет снизилась с 45 до 25%, в натуральном исчислении наш объем экспорта картона уменьшился со 140 тысяч тонн в 2005 году до 80 тысяч тонн в 2009 году — все эти объемы были переданы на российский рынок, российским производителям гофроупаковки. Но если растет цена картона за рубежом, то мы должны повышать цену также и для внутреннего рынка.

Справедливую цену товара определяет только рынок. Если в 2009 году, в разгар мирового экономического кризиса, мы столкнулись с резким падением спроса и цен на тарный картон и были вынуждены порой продавать его даже себе в убыток, то цены на готовую гофроупаковку в России в это время падали далеко не так сильно. Возьмем, ради пущей объективности, цифры из независимого источника — из информационно-аналитической системы FIRA (Первое независимое рейтинговое агентство). Если принять за базу сравнения докризисный январь 2008 года, то в апреле 2009 года средний уровень цен на гофротары в России составлял 106% по сравнению с январем 2008 г., тогда как цены на тарный картон оказались, по данным FIRA, лишь на уровне 89% от января 2008 года. Фактически, на протяжении всего периода с января 2008 г. и по лето 2010 года цены на гофротару не опускались ниже 105-106% от уровня, принятого за базу сравнения. А вот по сырью — тарному картону, — цены на протяжении всего 2009 года находились ниже базового уровня, и только лишь в апреле 2010 года вернулись на уровень января 2008 года. В августе 2010 года, после существенного роста отпускных цен у всех производителей, цена на картон стала на 16% превышать «базовый» уровень, ну а цены на готовую гофротару тоже подросли и составили 113% по сравнению с январем 2008 года.

Мне приходилось видеть в прессе оценки, что якобы рост цен на тарный картон в России составил 35-40%, и это выкручивание рук производителям гофроупаковки, которые смогли повысить свои отпускные цены лишь на 16-17%, да и то с трудом. Думаю, явную предвзятость такого мнения можно считать доказанной. Кризис ударил по ценам на готовую гофроупаковку далеко не так сильно, как по тарному картону, и то, что происходит сейчас, является не более чем коррекцией того дисбаланса, который возник в 2009 году. Производство гофроупаковки и сырья для нее — это звенья единой цепочки: невозможно и неправильно субсидировать одно звено в ущерб другому, они должны развиваться и расти все вместе. Любовь между производителями и переработчиками тарного картона должна быть взаимной

Обратный звонок

Оставьте ваш номер телефона и мы вам перезвоним.